Логин:
Пароль:

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Поговорим о том о сем » Стихи, притчи и пр. » Сундук со Сказками. (Елена Перевалова)
Сундук со Сказками.
СторожеяДата: Четверг, 29.06.2017, 17:55 | Сообщение # 1
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 18644
Статус: Online
Переправа новой жизни



На Речном Пароме Гудзонской переправы работал Старый Бен. Он многое повидал в этой жизни. Видел он и настоящую взаимовыручку и форменное предательство, успел испытать и оценить многое. О многом были сделаны выводы, и многие выводы были, затем, отброшены как ненужное. По прошествии времени, Бен перестал оценивать и стал просто наблюдать, и теперь он снова видел многое. И летящих на зимовку куропаток и возвращающихся с юга зябликов. Видел вечерние стрекозьи охоты и енотов, чистящих шкуру на берегу. Бену приходилось видеть и тонущих в своих пикапах парней. При том, таких парней Бен видел чаще, чем охочих до чистоты енотов, хотя и они были здесь обычным делом. Как правило, парни были в два раза моложе самого Бена.

Чудом было то, что парни всегда из переделок выбирались и при том за счёт идей самого Бена. Окна пикапов были открыты из-за сильной жары и Бен кричал:
- Бросай своё добро, всё равно не спасёшь, если желание жить больше пивного брюха, то выбирайся через окно, а если накроет, то извивайся, вращайся как удав и постепенно выплывешь!

Никто не знает почему парни то и дело съезжали в своих пикапах с Парома. Переезд шлагбаумом было уже не закрыть, он давно был сломан и вообще отсутствовал. Его как раз и снесло первой машиной. Отлетевший шлагбаум был навсегда похоронен на дне Гудзона вместе с фургоном. Так был торжественно открыт цикл паранормальных Паромьих Фокусов, с веселым плеском и водным салютом.
Все продолжалось вполне обычно. Схема была одна и та же: парни то и дело забывали машину ставить на ручной тормоз и засыпали с дороги. Просто стечение глупых обстоятельств, которое повторялось из раза в раз. Бен только думал над тем, зачем его Паром должен хоронить в Гудзоне столько автомобилей, оставляя при этом живыми владельцев? Зачем ему эта плата? В конце концов, это ведь не Стикс. Возможно, поэтому все и выживали. Это было похоже на злую шутку или добрые кулаки.

Гудзон быстро брался за новое дело. Он покрывал машины тиной и ржавчиной, так что никуда кроме как на сдачу цветного металла они уже не годились, и хозяин оставался гол как сокол, без машины и того, чем он успел набить свой багажник. Почему Гудзону нравились Пикапы? Почему Паром так прицельно сбрасывал именно их? Возможно потому, что эти авто часто оказывались хранилищами и транспортом для эгоистичных излишеств. Конечно, это было не всегда так, но ведь и не все пикапы паром сбрасывал. Машины с семьями и детьми всегда оставались на месте. В воде оказывались только одиноко путешествующие парни, а машины их, как правило, не отличались легким багажом.

Срывалось много поездок: к родным, на работу, на сделку, к любимой, к той, что выбрана в замену благоверной, и «подальше отсюда, куда глаза глядят», с такими Паром шутил более сурово. Им приходилось выбирать, либо налегке идти дальше, либо ни с чем возвращаться назад к своей «несчастной» жизни. Что случалось потом с этими парнями? Судьба наверняка подкидывала им сюрпризы.

Однажды Гудзон решил пересечь паренёк, который ехал именно «Куда глаза глядят». Не сказать, что его жизнь была очень плохой или дома его тяготил долг перед кем-то или чем-то. Просто Ему захотелось чего-то другого, Чего-то Большего. Не удивительно, что Парому приглянулась именно эта машина, и Гудзон с удовольствием принял железное лакомство в свое «прожорливое» чрево, предварительно выпустив паренька обратно на Паром. Так тот и познакомился с Беном, странным, задумчивым, хитрооким Беном.

Парень остался работать на пароме, решив, что дальше Гудзона ему выбираться не следует, иначе, если представится случай, то из другого «пикапа» он уже не выберется. Бен принял парня и так его и звал, просто Парень.

Работали они порознь, иными словами, Парень оказался понятливым и всю работу усвоил, наблюдая за действиями Бена, даже не задавая вопросов, ибо работа была вся налицо. Под ногами Парень не мешался, а с Беном они сходились ещё и в том, что без надобности рта никто не раскрывал.

Жизнь по-прежнему подкидывала сюрпризы, и Паром по-прежнему промышлял своим мелким пакостничеством. Казалось даже, что Паром радуется очередной железной утрате и улыбается пространством отсутствующего шлагбаума.
Сколько не пытались приладить заслон - не получалось. Всё что-то не удавалось. Подкладывать брёвнышко было бесполезно, оно тут же скатывалось. Бетонные подпорки были либо бесполезны - колёса почему-то всё равно их объезжали, либо опасны для автомобилей и грозили оплатой за порчу имущества. Носить на себе бетонные заслоны, попутно устанавливая на них амортизацию, Парень с Беном отказались. Спины были дороги обоим. За то, однако, что водители не ставили машину на ручной тормоз, никто не отвечал. В этом случае каждый сам ответственен за свой транспорт.

Было время, когда Бен предупреждал всех ставить машину на тормоз ещё до отбытия, но ведь у людей в головах часто мелькает ложная уверенность в том, что всё уже сделано, и то, что сделано, сделано правильно. Из-за этой самоуверенности Гудзон оставался сыт и доволен, а Бен прекратил тщетные попытки исправить ситуацию.

И вот однажды наступил день, когда Бен очень устал. Он устал от Парома и Гудзона от Их бесконечных Игр с теми, кому не повезло, или наоборот повезло по их злосчастной логике. Только Бену это было уже неважно. Неважно настолько, что однажды он даже не стал кричать пареньку в пикапе – «извивайся как удав», и всё могло бы кончиться печально, если бы, удивлённый бездействием Бена Парень, не взял эту инициативу на себя.

- Ты что, Старик? - Спросил он Бена, сидящего возле вахтовой будки, - Что с тобой?
Бен только поднял на него загорелое покрытое морщинами лицо с усталыми, но всё же ясными глазами. Старик даже не поднял лежащих на коленях рук, чтобы дать ответ. Он просто посмотрел на Парня из-под серой клетчатой кепки и сказал:
- Парень, я чертовски устал сегодня. Я чувствую, что я слишком стар для Парома и Гудзона, для двух машин в неделю или больше. Мне кажется, я больше не являюсь частью всего этого и больше не могу помогать сбываться ничему здесь. Мои часы прозвенели, скоро для меня всё здесь закончится.

Парень не мог поверить сказанному - ещё вчера всё было прежним, и искра в глазах Бена не отдавала такой жуткой ироничной хитрецой последнего момента. Как у Пирата или Вояки, которому уже мало осталось, и он готов произвести последний, удивляющий умирающего командира, укол шпагой… Командир же уверен, что сил у Вояки больше нет, но не тут-то было - он копит их для последнего рывка.
Казалось, что сам Бен оказался хитрее Парома: только что он был частью этого живого Монстра из железа и дерева, так грамотно делавшего свою работу, обчищавшего тех, кому уже не лезет, и чья жизнь не может больше вмещать человеческих, но неживых радостей. И вот вдруг, он говорит, что не годится для этого. Не подходит. Кто не подходит, кому и для чего Парень понять не мог, несмотря на всю свою проницательность. Он только наблюдал искоса и издали за Беном, который в течение дня практически не менял позу и положение, разве что за тем, чтобы покурить.

Перевозка машин Бена не интересовала, и это было, казалось, последнее, на что он вообще готов был смотреть. Гораздо больше Бена занимал Закат. Небо этим вечером выдалось особенно чудесным. Золотые и пурпурные переливы в теле расползшихся по небесной глади облаков и алое зарево. Облака клубились и таяли, давая небу наполненность горизонтальной сутью…
После взгляда на такое Небо совсем не хочется заноситься, куда-то вверх, пока длится земное время. Скорее понимаешь, что Небо живёт своей жизнью, оно имеет своё место над Нами, а Мы имеем место здесь на своей земной горизонтали и уж если и привносить куда-нибудь Бога, то сюда, потому что на Небе Он уже Точно Есть… Бен, возможно, даже и не думал, глядя на облака, но почему-то, они держали на себе его внимание вплоть до самых сумерек.

Облака... Сейчас?! В момент Вековой Усталости? Парень даже сделал Старику поблажку, попытавшись списать всё на его возраст, но тот же Парень понимал, что Бен не так прост. Он не мог просто физически постареть в свои 65. Бен был не из тех. Не из тех он был бы и в 70.
- «Что ж с тобой стало, Бен?!» - думал Парень. Но ничто в Бене не давало ответа, кроме самого Бена и его неподвижной безмолвности. Казалось, он совсем отказывался менять события жизни, чтобы что-то менять. Казалось, он больше не видел смысла в том, чтобы Паром проглатывал машины Гудзоном, и то, что все они так счастливо спелись, уже не имело значения. Казалось, что для Бена теперь имела смысл лишь сама неподвижность так внезапно его обуявшая…

До ночи Бен смотрел на сумеречное Небо, всё в ту же точку, где раньше были облака, а теперь зажигаются по одной звёзды. Парень принёс плед и заботливо укутал старика от спины до пяток. Старик улыбнулся, глядя пареньку в глаза с доброй отеческой, чуть лукавой, но тёплой улыбкой, передав парню часть своего несгораемого Света… Даже усталый, даже на волосок от мнимой смерти, он был полон этого озорного и живучего Огня.

Казалось, ещё немного, и плед слетит со Старика, кепка оставит его голову, и показавшиеся из-под неё волосы начнут танцевать, как водоросли на дне Гудзона и обретут ярко оранжевый огненный оттенок, а сам Старик воспарит, медленно разворачиваясь и раскачиваясь в воздухе, с распростёртыми руками. Казалось, он вмиг помолодеет... Но ничего не произошло. Несмотря на буйно разгулявшуюся фантазию Парня, Старик по обыкновению опустил глаза и направил взгляд в сторону выбранной для созерцания цели. Неожиданно, в той точке, куда смотрел Бен, зажглась новая Звезда. В этот вечер Она светила ярче всех звёзд на небе.

Парень понял, что Бена он так и не дождётся и пошёл в сторону небольших хлипеньких диванов, разложенных прямо в Будке, что на достойных судах называется Капитанским Мостиком. Парень лёг на бок, по-прежнему удерживая в памяти и внимании образ Бена, задавая себе безмолвные вопросы, но ответа пока не было, а Сон был уже очень близок. Парня он застал врасплох. По крайней мере, сегодня ему впервые пришлось самостоятельно прокладывать путь к спасению другому «счастливчику» из Гудзона. Что поделаешь, Сон заключил Парня в свои объятия и отвёл дорогой, которую никто более повторить не в силах…

Ночью Парень видел сон, где повторилось в точности то, что было нарисовано днем в его Воображении. Бена подхватила невидимая Сила, плед оставил его, кепка отлетела в сторону, и из сердца Бена полился Свет, напоминающий переливы северного сияния. От волос исходил огонь, с их концов сыпались искры, глаза у него горели голубым небесным Пламенем. Бен обернулся к Парню и гулким пространственным голосом произнёс:

- Я ухожу… Я выполнил всё, что мне начертано, и когда-нибудь тем же путём пройдёшь и ты. Не жди полного совпадения, поступай сообразно стремлениям своего сердца. Вылавливать парней из Гудзона научится кто-нибудь другой. Эта Река тебя больше не держит! - Сказав это Бен, Молодой Огненный Бен, засиял с новой Силой. Его тело зазвенело Светом и пропало в Нем окончательно. Произошла Вспышка. Свет сжался, и То, что раньше было Беном унеслось в ту Даль, что так звала Его на протяжении дня. Бен улетел к Звёздам. Того Бена каким он был раньше, больше не было.

Парень очнулся от сна. Опомнился он, уже подняв спину с дивана. Парень встал и направился проверить как там Бен. Уже была глубокая ночь, но рассвета ждать было ещё долго. Парень тёр глаза, чтобы лучше видеть в темноте при слабом свете звёзд. Он вышел из будки и хотел позвать Бена. Но Бена на месте не оказалось. В стороне, очень аккуратно разложенным, лежал Плед. Так, будто он не упал с плеча Бена, и не сам он скомкал или свернул его, как обычно, а так, словно незримая сила отнесла плед в сторону, и разложила его на деревянных досках ровными гладкими холмами. Кепка лежала чуть поодаль. Парень стал звать Бена, не зная, куда он мог отправиться. Да и куда ему было идти?! Парень кричал, искал Бена на Пароме и на Берегу. Бесполезно. Бена нигде не было. Бен исчез.

Подойдя к вещам, что остались после тихого исчезновения Бена, Парня осенило. Всё лежало в точности так, как это предстало в его недавнем сне. Парень вспомнил Его слова. «Я ухожу. Тебя больше здесь ничто не держит…» Парень опустился на то место, где раньше сидел Бен и посмотрел в сторону Новой Яркой Звезды. Пора было поддаться отчаянию, опечалиться, переживать и вспоминать такого странного и особенного в своём роде Старика, бояться за то, что с ним теперь стало. Но всё вышло иначе. Парня окутала нечаянная Радость, и в Сердце пришли удивительный

Покой и Свет, которых ему не приходилось испытывать ни разу до этого момента. Парень смотрел на Звезду Избранную Беном и сам становился отчасти тем Молодым Огненным Духом. Он слышал внутри Себя Его слова… «Когда-нибудь ты тоже пройдёшь Этот Путь. Следуй устремлениям своего Сердца. Гудзон больше тебя не держит.» А в глазах у Него загорался тот же Озорной и Живучий Небесный Огонь…

Источник


Нас только один
 
Форум » Поговорим о том о сем » Стихи, притчи и пр. » Сундук со Сказками. (Елена Перевалова)
Страница 1 из 11
Поиск: